История 4. Школа и детская травма.

Середина 90-х

Начало моей школьной жизни ознаменовала середина 90-х. Многие не по фильмам помнят, какое это было суровое время. Но нам тогда было не с чем сравнивать, и ни какая детская травма в этой связи нам не грозила. Мне это время запомнилось прежде всего повсеместной торговлей. Торговали везде! Новые ларьки каждый день вырастали, как грибы. Они стояли вагончиками штук по 50, как длинный поезд. Я всегда удивлялся, как они умудряются выживать в такой конкуренции. Ведь их так много!

Школа жизни

В такое интересное время началась моя школа. Надо признаться, я её ненавидел. Во многом это связано с дискриминацией детей по принадлежности к социальным группам. Если твой папа большой начальник или бандит, ты всегда выделялся. В классе ты входил в элитный круг, где челяди не место. Была и другая каста, противоположная. Это как раз дети уборщиц и грузчиков. Мы с моим лучшим другом из класса относились как раз к этой касте.

Учитель-мизантроп

Наш классный руководитель была явным мизантропом. По малейшему поводу она не упускала возможности как-то зацепить, позорно отчитать перед всем классом, высмеять. Мы с моим другом часто не могли вовремя сдать деньги на охрану, потому что у родителей их просто не было. Признаться перед всеми в том, что мы бедные — было смерти подобно! Поэтому мы говорили, что опять забыли деньги дома. Училка устраивала из этого целое шоу! Она ставила нас перед всем классом и высмеивала за нашу забывчивость. Она отпускала разные шуточки, а все ржали. Видимо это доставляло ей невероятное удовольствие.

Чаепитие не для всех

Вот, однажды, перед новым годом, нам в классе решили устроить чаепитие. Программа всегда была одинаковая: собирались за столом, пили чай со сладостями, а потом нам включали музыку, и мальчики танцевали с девочками. Это было наверное самое интересное. Тут открывался момент истины, кто кому нравится, кто кого пригласит. Мы с другом тоже ждали этого мероприятия, и очень хотели на него попасть. Но за пару дней до этого, наша любимая учительница придумала условие, что зайдут на чаепитие только те, у кого нет никаких хвостов за четверть. Если же есть хоть одна не исправленная двойка, то он должен сначала закрыть её, а потом приходить. И у моего друга как раз был один долг по какому-то предмету.

Детская травма

Он очень хотел пойти, но закрыть двойку за такое время он уже не успевал. Я всё-таки уговорил его пойти, рассчитывая на то, что класснуха просто припугнула нас. Когда мы подошли к классу, училка и в самом деле встречала всех на входе с журналом в руках. Я шёл первый. Она провела пальцем напротив моей фамилии, и кивнула мне зайти. Я переступил порог и развернулся ждать своего друга. Училка начала изучать в журнале его успехи, и неприкрыто кайфанула, когда увидела у него не закрытую двойку. Она показала ему и фыркнула — “Иди исправляй, преподаватель у себя”, и хлопнула перед ним дверью.

Муки совести

Последнее, что я увидел — это его худенький силуэт в проёме, полные досады глаза и мешочек дешёвых мятных пряников в руках. С этими пряниками он хотел быть как все, наравне со всеми. Это было важно для него, а его просто прогнали. Можно только догадываться, что творилось в его душе в тот момент. Детская травма отпечатывается на всю жизнь. В тот день мы больше не виделись. но мне кусок в горло не лез на этом празднике. Я до сих пор не могу себе простить, что не бросился тогда к своему другу, и не ушёл с ним.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.